Информационный портал "Город Кострома"
20 июля, Кострома 16.1°
Курс ЦБ 88.02 96.04
Спецпроект "ДЕНЬ ПОБЕДЫ - 70 ЛЕТ ВЕЛИКОЙ ПОБЕДЫ"

Лина Кубашина, сумевшая сбежать из фашистского концлагеря: «За попытку побега нацисты отдавали людей на растерзание собакам»

Лина Иосифовна Кубашина. Так она привыкла представляться на встречах школьникам, этим именем её называют соседи, знакомые. А в паспорте значится «Ленина». «Откуда такое имя?» - первый вопрос, который я задала ей при встрече. Вопрос не удивил: видимо, часто задают. Оказалось, всё просто. К соседям её родителей приезжали родственники из Прибалтики с девочкой Линой. Имя очень понравилось маме. Вот свою первую дочь, которая родилась в 1937 году, она так и записала.

Лина Кубашина, сумевшая сбежать из фашистского концлагеря: «За попытку побега нацисты отдавали людей на растерзание собакам»

 

Семья Говоровых

Родина Говоровых - Орловщина и Брянщина. Отец 1911 года рождения – родом из бедной крестьянской семьи. До войны он был начальником дорожно-экономической изыскательской партии в городе Орле. Грамотный специалист своего дела, умный и начитанный, хорошо разбирался в истории, географии. Чем бы он в жизни ни занимался, старался всё делать на «отлично»: и в школе, и в институте, и на работе. Мама Лины Иосифовны 1915 года рождения. Она была учителем физики и математики. Непросто складывалась судьба этой женщины. Едва ей исполнилось три месяца, как трагически погиб отец. Вслед за ним ушла и мама. Осиротевшую Марию Николаевну воспитывали тёти. Сложные были времена. Ей, внучке священника, с фамилией Святская, дали окончить лишь начальную школу. Дальнейший путь к образованию был закрыт. Но одна из родственниц догадалась удочерить девочку и дать ей свою фамилию. Это позволило сначала среднюю школу окончить, а затем и учительский институт.

Лина была первым ребенком в семье. Она родилась в поселке Молчан Орловской области. Через три года, успев до начала войны, появился на свет брат Валентин. Спустя некоторое время, после страшных испытаний на фронте, в оккупации и в фашистском концлагере, в семье Иосифа Борисовича и Марии Николаевны Говоровых родились ещё четверо детей: Борис, Владимир, Анатолий и Галина.

Война испытывала на прочность

С началом Великой Отечественной войны отец ушел на фронт. Маму перевели работать в неполную среднюю школу Маховицкого сельского совета, недалеко от Орла. Это территория оказалась во власти немцев уже в октябре 1941 года. Они установили свои жесткие порядки, нарушать которые было смертельно опасно. Всем заправляли полицаи – немецкие приспешники из местных жителей. У одного из них, который бывал в доме, Марии Николаевне было поручено выкрасть пропуск в Орел. Получилось один раз, второй. А на третий раз человек с этим пропуском попался на антифашисткой деятельности. Стали узнавать, где он взял пропуск.

Женщину быстро «вычислили» и увезли в Орел в гестапо. Там её несколько дней подряд допрашивали, жестоко избивали, требуя признания. Но она не сознавалась, ведь это верная смерть. Молчала и после карцера, где она стояла по колено в ледяной воде.

Казалось, что пытки никогда не кончатся. Но однажды ей и ещё одной девушке приказали выйти из камеры. Молчаливый полицай куда-то долго вел их по городским улицам. А потом вдруг остановился, закурил и процедил сквозь зубы: «Марш в разные стороны, и чтобы я вас больше нигде не видел!». Всю ночь, больше двадцати километров, не веря в своё спасение, мать бежала домой к детям.

Но на этом испытания не закончились. Летом 1943 года всех «неблагонадежных», а такими считались семьи красных командиров, родственники партизан, согнали на площадь, приказав взять с собой паек в дорогу. 28-летняя Мария Николаевна Говорова, её шестилетняя дочка Лина и трехлетний Валентин были в числе тех, кого погнали с собаками в неизвестном направлении. Собираясь в дорогу, мать зашила все документы в подкладку куртки, соорудила приспособление, чтобы нести малыша за спиной. Лина, как взрослая, шла рядом с мамой, держась за её подол.

Больше 60 километров до станции старики, женщины и дети шли пешком. Тех, кто, обессилев, отставал, расстреливали.

На станции Белов людей погрузили в товарные вагоны и повезли на запад через Смоленск, как позднее выяснилось, в концлагерь. В пути практически не кормили.

«Оставь надежду всяк сюда входящий»

Ад назывался концентрационным лагерем «Леснинский». Именно сюда, на границу с Польшей, недалеко от реки Неман привезли Марию Николаевну с двумя маленькими детьми. Огромная территория, обнесенная колючей проволокой в несколько рядов. Больше 20 тысяч заключенных: русские, французы, чехи, поляки, евреи. Тяжело было всем, но евреям доставалось тяжелее всего. Их просто истребляли. Жили узники в бараках с двухъярусными нарами, покрытыми соломой и тряпками.

Кормили овощной баландой. Давали её вместе с куском опилочного хлеба один раз в день и только работающим.

Содержали узников хуже, чем скотину. Практиковались общие для мужчин и женщин туалеты, общая баня время от времени. Но, несмотря на это, вшей было много, они доставляли дополнительные муки взрослым и детям. Страшными истязаниями фашисты подвергали узников за малейшую провинность. За попытку побега жертву отдавали на растерзание собакам. И всё это на глазах у детей.

Постепенно смерть перестала их пугать. Она стала повседневным явлением.

Умерших вывозили на тележках и сбрасывали в длинную яму за воротами лагеря. Её слегка присыпали песком, чтобы потом сверху положить новую партию несчастных. Туда же был сброшен и маленький братик Лины. Перед смертью опухший от голода малыш всё время просил молока. Страдание. Бесконечное страдание. Один Бог знает, что испытывали матери, когда умирали дети, когда их отправляли в Германию то ли на работу, то ли ещё для каких-то целей.

Побег из ада

Однажды соседка по нарам тетя Надя обнаружила, что несколько людей зашли в деревянный туалет, но не вышли из него. Она поняла, что был организован побег. Взволнованная, прибежала в барак и срочно велела Марии Николаевне брать дочку и немедленно уходить. Конечно, было страшно, ведь знали, что ждет в случае неудачи. Но не испытать шанс, который давала судьба, было нельзя.

Юркнули в щель, отодвинув доски в задней стенке туалета, затем пролезли сквозь перерезанную проволоку и побежали что было сил к лесу. Часы побега показались вечностью. Но спаслись, попали к партизанам. Ослабевшую от голода и болезни Лину едва выходили. Помогла мать одного из партизан Домениссия Волчецкая. Этой семье Лина Иосифовна безмерно благодарна.

Воссоединение семьи Говоровых

Когда вернулись в Орел, оказалось, что от родного дома остались одни обломки. Он был разрушен во время бомбардировки. Жить негде. Но опять добрые люди помогли, приютили. Мария Николаевна сразу начала разыскивать своего мужа, отца Лины. Оказывается, в боях под Сталинградом, он был тяжело контужен, едва выжил. Попав в госпиталь, сразу стал наводить справки о своей семье. Родные встретились в феврале 1945 года в Москве. Там Иосиф Борисович проходил курс реабилитации после госпиталя.

Когда война кончилась, глава семейства работал начальником лесопункта Метростроя Министерства путей сообщения. Семья жила сначала в Московской области, затем переехала в Кировскую, а в 1951 году – в Костромскую.

Все дети Говоровых получили хорошее образование, создали свои семьи. Лина Иосифовна связала судьбу с Шарьёй. 46 лет проработала фельдшером в Шарье в детской поликлинике. Здесь же встретила своего будущего мужа Юрия Акимовича Кубашина.

Мастер краснодеревщик, он всю жизнь проработал в сплавной конторе. Двое детей, четверо внуков и правнуков – главное богатство и счастье Лины Иосифовны.

Вновь и вновь возвращаться к страшным воспоминаниям детства ей непросто, но она вспоминает, рассказывает людям неприкрытую правду о тех гранях военной истории, свидетелем и участником которых стала сама.

Автор: Редакция

Новости партнеров